Опубликовано 26th Октябрь 2012 |

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів фашизму

IMG_0490lll

Тема конференції присвячена 70-м роковинами початку насильного вивезення мирного населення на примусові роботи у фашистську неволю.
Конференція відбувалась за адресою Московська обл.. Ногінський район 18 20 жовтня 2012 року

В цій міжнародній конференції прийняли участь представники і керівники національних союзів і громадських організацій колишніх малолітніх в’язнів фашизму: Вірменії, Білорусії, Росії, України, Казахстану,Латвії, Литви, Естонії, Молдови, Болгарії.

Загальна довідка.
Упродовж Другої світової війни на території нацистської Німеччини, її союзників та на окупованих Рейхом землях працювало приблизно 13,5 млн. чоловіків, жінок і дітей із 26 країн Європи. З них понад 4,5 млн. були військовополоненими та 8,5 млн. становили цивільні робітники і в’язні концентраційних таборів. Жителі окупованих територій Радянського Союзу становили в Рейху найбільшу групу іноземців. . Майже кожна українська родина зазнала лиха трудових депортацій, кожен із 40 жителів окупованих областей України під цивільним або військовим управлінням був вивезений до Німеччини (до серпня 1943 р.).

Відкрив конференцію і виступив з доповіддю на тему «Підневільний труд» Голова Міжнародної спілки колишніх малолітніх в’язнів фашистських концтаборів . член кореспондент РАН М.А. Махутов.

Учасники конференції заслухали змістовні доповіді по тематиці підневільного труда:
— Афоніна В.І та Філатова М.М. від РСВНУ;
— Головного наукового співробітника інституту воєнної історії Міністерства Оборони РФ, кандидата історичних наук Морозова М.Е. і начальника 2-го відділу О.Ю. Мирова;
— доповідь Голови БАБНУФ Лич Н.А. про події в Білорусії;
— з привітанням від імені Голови УСВЖН М.Д. Демидова і доповіддю виступила Слєсарєва Н.І. :
— Представника Німеччини від Академії Цивільної просвіти Фонду Рози Люксембург , Берлін – Фридриха Бушеля;
— Виступ І.П. Кузмічової від Красногорського музею німецьких антифашистів..
Під час конференції відбувся Круглий стіл на тему «Россия и Германия смотрим в будущее вместе».
Велика зацікавленість і повага була приділена УКАЗУ ПРЕЗИДЕНТА УКРАЇНИ № 206/2012 Про заходи у зв’язку з 70-ми роковинами початку насильного вивезення мирного населення з території окупованої України на примусові роботи в роки Великої Вітчизняної війни., а також інформації від УСВЖН про її сайт www.usvzn.com
Делегати — учасники конференції від Української спілки в’язнів — жертв нацизму прийняли активну участь в її роботі.
Слід відзначити високий рівень проведення цього міжнародного заходу. Особливе враження справив на учасників конференції фільм про події під час ВВВ, а також вистава німецьких художників.

На конференції були прийняті і підписані програмні документи і відповідні звернення.

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів  фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів  фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів  фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів  фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів  фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів  фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів  фашизму

Міжнародна конференція колишніх малолітніх в’язнів фашизму


~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


УГНАННОЕ ДЕТСТВО – ДАНЬ ПАМЯТИ ВСЕМ ДЕТЯМ ВОЙНЫ,
КАК ПОГИБШИМ, ТАК И ВЫЖИВШИМ


Пускай сегодня знают люди
Про тех, кто вырос в дни войны.
Мы никогда не позабудем,
Что были дважды рождены…

В тот далекий летний день 22 июня 1941 года люди занимались обычными для себя делами. Школьники готовились к выпускному вечеру. Дети играли, они даже не подозревали, что всё это скоро кончится и на устах будет только одно слово — война. У целого поколения, рожденного с 1928 по 1945 год, украли детство. «Дети Великой Отечественной войны» – так называют сегодняшних 65-82-летних людей. И дело здесь не только в дате рождения — их воспитала война.
Среди тех, кто испил чашу войны, полную горечи, страданий, унижений, голода, побоев, одиночества и полной незащищенности, были не только ветераны, но и бывшие малолетние узники фашизма.
Более 5 миллионов детей стали узниками концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, разбросанных по всей оккупированной Европе. Они несли свой крест – ни в чем не повинные, лишенные самой радостной поры – детства. Непосильный труд и болезни, холод и голод были спутниками детей. Над ними глумились, проводили медицинские эксперименты, брали кровь. Выживал лишь один из десяти. Они узнали не только ужас рабского труда, но и унижение, оскорбление человеческого достоинства.
С тех прошло более 70 лет, но все мы еще долго будем помнить о ней. Война ворвалась в каждый дом, в каждую семью. Среди пострадавших от ужаса и произвола нацистов особо выделяется одна категория – узники фашистских концлагерей и перемещенные лица – рабы Третьего Рейха. Их сжигали в печах, травили газами, брали кровь для немецких солдат, на них ставили медицинские эксперименты, испытывали новые препараты и заставляли до изнурения трудиться.
Нельзя верить тому, что уезжали работать добровольно. Такая добрая «воля» сопровождалась дулом автомата в спину. А как цинично «сортировали» детей на пригодных и непригодных к работе. Вышел ростом, дотягиваешься до нарисованной на стене барака линии — будешь служить «великой Германии», ниже необходимой отметки – отправляйся в печь. И отчаянно тянулись вверх ребята, становились на носочки, казалось, обманут, останутся в живых, но беспощадной машине рейха малыши не нужны, она пустит их в топку, чтобы наращивать и наращивать обороты.
Теряли родителей, братьев и сестер. Иногда напуганные дети по нескольку дней сидели рядом с холодными телами погибших матерей, ожидая решения своей участи. В лучшем случае их ждал советский детдом, в худшем – фашистские застенки.
По известной статистике, Великая Отечественная война унесла около 27 млн. жизней граждан Советского Союза. Из них около 10 млн. – солдаты, остальные – старики, женщины, дети. Но статистика молчит о том, сколько детей погибло в годы Великой Отечественной войны. Сколько их было угнано на чужбину на принудительные работы … Таких данных просто нет. Война искалечила сотни тысяч детских судеб, отняла светлое и радостное детство.
После нападения на Польшу насильственное привлечение к труду стало одним из столпов оккупационной политики. Сразу за солдатами и «зондеркомандами» на занятых территориях появлялись представители фирм, которые на бирже труда выбирали нужных им работников и переправляли на свои предприятия. Регистрация на биржах была обязательной, иначе нельзя было получить продовольственные карточки. Позднее, ближе к концу войны, рабочих стали набирать во время облав на «трудоспособных».
Начиная с 1942 года, наличие в Германии подневольных рабочих стало фактом повседневной жизни. Они трудились в тяжёлой, химической, военной промышленности, в строительстве, сельском хозяйстве на хуторах, в частных домах и даже церковных общинах. Немцы встречали рабочих на улицах, и каждый сам мог определить своё к ним отношение: сочувственное или с «высоких расовых позиций».
Особенно тяжело приходилось рабочим из СССР. Нагрудный знак «Ost» означал практически каторжные условия труда. «Самое тяжелое в судьбе остарбайтера – работать на врага против своего народа: точить снаряды, которые на родной земле убивают твоих близких, — признаются сегодня бывшие подневольные рабочие.
Нацистский режим превратил принудительный труд в массовое явление, с самого начала частично основанное на расистском социальном порядке. Пропагандируемая «народная общность» немецкой «расы господ» неразрывно связана с принудительным трудом представителей «неполноценных рас». Депортированные работники использовались как в интересах государства — на военных заводах, в строительстве, сельском хозяйстве, торговле, учреждениях, так и в частных хозяйствах. История принудительного труда, поставленного на службу национал-социалистической Германии, – это еще и история использования труда иностранцев, а значит, и многочисленной европейской принудительной иммиграции этого периода. Между 1939 и 1945 годами более 13 миллионов мужчин, женщин и детей было привлечено к принудительному труду в «пангерманском рейхе», в который входили Германия, Австрия, а также аннексированные территории Польши, Франции, Бельгии и сегодняшней Чешской Республики. Точное число подневольных работников неизвестно. Наиболее достоверные подсчеты принадлежат историку Марку Шпёреру. По его оценкам, во время войны на принудительных работах в пангерманском рейхе были заняты 8,4 миллиона иностранных гражданских рабочих, 4,6 миллиона военнопленных и 1,7 миллиона заключенных концентрационных лагерей.
По приблизительным данным, около 20 миллионов человек в разных частях Европы были насильственно привлечены к труду во времена нацистской оккупации. 13 миллионов человек, в основном выходцев из Восточной Европы, были угнаны в Германию и нещадно эксплуатировались. Часть из них работала и в странах-сателлитах рейха, но опять же на Германию. 2,7 миллиона человек погибло в результате непосильного труда, от болезней и издевательств.
Минуло 67 лет с тех пор как были освобождены узники фашистских застенок, которые провели в неволе долгие месяцы и годы. И только двадцать лет назад в нашей стране эта категория приравнена к ветеранам. Тогда же возникли и стали активно развиваться общественные организации, объединяющие бывших узников. Правда, к этому времени в живых в основном остались лишь те, кто провел в плену детские годы.
Международный союз бывших малолетних узников фашизма является единственной в мире массовой общественной организацией десяти государств Европы, объединяющей в своих рядах более полумиллиона человек, прошедших в детском возрасте через жестокие испытания в нацистской неволе.
Для бывших малолетних узников фашизма торжество Победы и Нюрнбергский процесс являются исторически важными свидетельствами человеческого духа и преступлений нацистов против человечности. Они были живым свидетелями важнейших моментов Великой Отечественной войны, ворвавшейся в их жизнь и отнявшей детство. Миллионы детей погибли и не смогли увидеть День Победы в мае 1945 года.
Читая материалы Нюрнбергского процесса, понимаешь всю неповторимую тяжесть судьбы детей, познавших ужасы фашистских преступлений против человечности, против детей и детства. Сегодня бывшие малолетние узники фашизма, самые беззащитные и безвинные жертвы, остаются последними живыми свидетелями тех событий.
Мы должны помнить и осудить основные цели, истоки, методы и результаты преступлений фашистской Германии – ее государственного руководства, вермахта, специальных служб, промышленных и научных организаций против детей и детства.
Международный союз бывших малолетних узников фашизма считает одной из своих важнейших задач не допустить в будущем угасания нашей общей памяти об уроках потерянного детства, об ответственности за преступления против детей и детства.
История фашистских преследований и убийства детей в годы Второй мировой войны с завершением Нюрнбергского процесса, как нам казалось, навсегда ушла в прошлое, тяжелое для памяти как самих малолетних жертв, так и для людей и организаций, совершавших преступления Но последовавшие войны и военные конфликты XX и XXI века в Корее, Вьетнаме, Афганистане, Чечне, Югославии, Ираке, на Ближнем Востоке показали, что ответственность за детские жертвы воюющими сторонами не осознана, что дети вновь гибнут, получают увечья, теряют родителей, теряют детство.
Судьба малолетних узников и их родителей была поистине трагичной. На родине на них закрепилось клеймо «предатели». Вырвавшись из фашистского плена, они попадали в объятия ГУЛАГА. Репрессиям подвергались их родственники и дети. Эта страница истории наглухо была закрыта. Об этом не говорилось и не писалось. Но это вовсе не значит, что мы не должны об этом знать и помнить.
При возвращении на Родину при пересечении границы их не посчитали необходимым внести в списки, а считали, как скот, по головам, по этой причине многие не могли получить необходимых документов. Малолетних узников считали в чем-то виноватыми, они находились под подозрением, как будто добровольно остались на оккупированной территории, добровольно поехали в Германию, пошли в концлагеря, поэтому «лишены голоса».
В результате осуществления на оккупированной территории по отношению к детям геноцида в живых не оказалось целого поколения, которому надлежало стать будущим страны. Произошел разрыв в «демографической цепи». Этим, по мнению ученых, объясняются многие сложности послевоенного развития.
Самое заветное наше желание, чтобы мы были последним поколением, у которого война отняла детство и здоровье.

«В Германию нас отправляли из Курска 14 мая 1942 года, — вспоминает Юлия Шмарина. Именно с весны 1942 начался принудительный угон молодежи в Германию. На дом приходила повестка с требованием явиться на вокзал в указанный день и час. Иногда немецкие офицеры отбирали паспорта; чтобы их получить, надо было опять-таки идти на вокзал. Многие отказывались являться, прятались. В таком случае уводили под конвоем, с собаками.
Впрочем, забирали не только подростков. Вместе с матерями в лагерях содержались дети нескольких лет от роду».
В Германию ехали в товарных поездах-телятниках, в вагоны загоняли столько людей, что даже сидя нельзя было вытянуть ноги, а от духоты люди теряли сознание. Многие умирали, не доехав до пункта назначения. Вспоминает Валентина Сомова: «В вагоне на полу лежало немного соломы, в углу стояла параша, было маленькое зарешеченное окно. На вокзале стоял плач матерей, мы из вагонов звали своих мам».
Те несколько суток до германской границы узники ехали в ужасающих условиях. Кормили одни раз в день: давали по кусочку хлеба и питье. Одна из узниц назвала этот напиток эрзац-кофе. Иногда кормили брюквенным супом с червями.
На границе с Германией всех стригли наголо, фотографировали, предварительно присвоив номера, и брали отпечатки пальцев. После везли вглубь страны; на станциях людей группами выводили из вагонов и продавали. Это фактически была продажа рабов на невольничьем рынке. Покупатели ощупывали узников с ног до головы, выбирая тех, что покрепче.
Тех немногих, которых отобрали, увозили работать на немцев. Подростки смотрели за детьми, работали в поле на лошадях, ухаживали за скотом… Рабочий день начинался часов в шесть утра и заканчивался около полуночи.
После распределения или покупки дети попадали в лагеря. Лагеря, как правило, находились в нескольких километрах от заводов, куда узников гоняли на работу. В лагере опять фотографировали и присваивали номер, заменявший имя. Называли узников по номерам, и во всех документах стояли номера. Так заставляли отказываться от имен; оставалось лишь пустое «396», «61827», «36456»… Нумеровали всех, даже грудных младенцев. Из воспоминаний узницы Освенцима Адамовой Надежды Антоновны: «В предбаннике каждый должен был пройти болезненную процедуру выкалывания номера на руке. Когда повели в баню и тушь начала размываться, я закричала: «Ой, мама, смоются циферки и мне снова сделают больно!» Не смылись. Так и остались до сих пор».
Людей одевали в полосатые робы (на все времена года), вместо обуви давали выдолбленные деревянные колодки. Как вспоминает Сергей Ильич Васёшенков, эти деревянные башмаки слишком гремели по мостовой, когда утром шли на работу. Из-за этого узников из окон ругали немецкие женщины.
Из воспоминаний узника Саласпилса: «Когда изможденные люди с больными, замученными детьми загонялись за тройную проволочную ограду концентрационного лагеря, для взрослых, но в особенности для беззащитных детей начиналось мучительное существование, насыщенное до предела тяжкими психическими и физическими истязаниями и издевательствами со стороны немцев и их прислужников.
Несмотря на зимнюю стужу, привезённых детей голыми и босыми полкилометра гнали в барак, носивший наименование бани, где заставляли их мыться холодной водой. Затем таким же порядком детей, старший из которых не достигал ещё 12-летнего возраста, гнали в другой барак, в котором голыми держали их на холоде по 5–6 суток. Страшный час для детей и матерей в лагере наступал тогда, когда фашисты, выстроив матерей с детьми посреди лагеря, насильно отрывали малюток от несчастных матерей…
Дети, начиная с грудного возраста, содержались отдельно и строго изолированно. Они в отдельном бараке находились в состоянии маленьких животных, лишённых даже примитивного ухода.
За грудными младенцами присматривали 5–8 летние девочки. Грязь, вшивость, вспыхнувшие эпидемии кори, дизентерии, дифтерии приводили к массовой гибели детей. Немецкая охрана ежедневно в больших корзинах выносила из детского барака окоченевшие трупики погибших мучительной смертью детей. Они сбрасывались в выгребные ямы, сжигались за оградой лагеря и частично закапывались в лесу вблизи лагеря».
Показания очевидцев раскрывают жуткую действительность детского барака и истинные причины массовой гибели несчастных детей. Массовую беспрерывную смертность детей вызывали те эксперименты, для которых в роли лабораторных животных использовались маленькие мученики Саласпилса. Немецкие врачи–детоубийцы с докторскими дипломами больным детям делают инъекции – впрыскивают жидкости, вводят в прямую кишку мочу, заставляют принимать во внутрь разные средства…
В лагере смерти Саласпилс мученической смертью погибли около 3 тысяч детей до 5 лет в период только с 18 мая 1942 года по 19 мая 1943 года. Их тела были частью сожжены, а частично захоронены на старом гарнизонном кладбище у Саласпилса. Большинство из них подвергалось выкачиванию крови.
Часто детей из концлагеря на повозках возили в госпиталь. Там купали, переодевали, в течение 7-10 дней усиленно кормили, потом брали кровь для немецких солдат. После этого детей клеймили: клеймо в виде двух соединенных колец ставили на правой лопатке. Затем ребят снова отправляли в концлагерь; они спали на соломе, кишевшей паразитами. Насекомые разъедали рану, она долго кровоточила и не заживала…».
Малолетние дети были для фашистов чем-то вроде нежелательного довеска к рабочей силе. Одна из узниц вспоминает, что видеться с матерями дети могли только во время учебной тревоги: гасили свет, и малыши бежали на голоса мам. Тех, кто не успевал вернуться, сажали в карцер.
На одежду взрослых нашивался знак «OST», означающий, что узник – человек с востока, достойный только унижения и презрения.
Узники жили в холодных бараках, куда иногда помещалось до 2000 человек. Отдельные бараки были для «бандитов», т.е. партизан. Люди лежали на двух- или трехъярусных деревянных нарах, зачастую вдвоем на одних. Тут были все болезни, свирепствующие в условиях системы жестокой эксплуатации, голода и истязаний. Понятно, что без наличия лекарств и врачебного обслуживания тысячи узников медленно и мучительно умирали. Вши, клопы кишели между досками нар, от укусов чесалось все тело. Фашисты очень боялись болезней и вшей и поэтому требовали чистоты тела. Многие узники с ужасом вспоминали о так называемых «банях», где их «прожаривали» нередко до потери сознания. Вот что рассказывала Тамара Попова: «А мне приходилось туда в день ходить по два раза, когда совершались эти «помывки». Один раз за себя, а второй, когда чуть отлежишься – за сестру. Она была куда слабее меня и не выдержала бы. Кормили узников один или два раза в день. Вечером был суп из брюквы, утром кипяток и 150 граммов хлеба для детей и 250 – для взрослых. Это – в лучшем случае; в некоторых лагерях выделяли только по 50 граммов хлеба на человека. Многие вспоминают, что в хлеб добавляли костную муку и даже древесные опилки.
Как правило, судьбы выживших детей и после Победы складывались непросто. Психологические страдания оказались пострашнее физических мук. Нахождение на оккупированной территории или в концлагере считалось вещью, отнюдь не красящей советского человека. О подобных фактах биографии было лучше не упоминать. Случаи, когда бывшим малолетним узникам отказывали в приеме в институт, а то и на работу, увы, были нередки. Бредовая сама по себе идея о том, что каждый попавший в плен — изменник, распространялась и на ребятишек. А вся вина тех людей (советских людей) на самом-то деле состояла в одном — родное государство не сумело защитить их от врага, за что оно же и не миловало. О пребывании детьми в фашистской неволе они молчали более четырех десятков лет — вплоть до перестройки, которая, что бы там сейчас ни говорили, многим вернула чувство собственного достоинства.
Международный союз бывших малолетних узников фашизма выражает надежду, что поставленные проблемы защиты детей и детства от военных преступлений, проблемы памяти и ответственности должны найти свое решение во имя будущего детей.

Махутов Н.А.

Пошук
Розділи

Інтерв’ю Голови УСВЖН Маркіяна Демідова на Громадському радіо

Голова Української спілки в'язнів-жертв нацизму Маркіян Демидов, ...

Щоб ніколи не повторилося

«Бережімо мир!»   11 квітня у всьому світі відзначають ...

11 квітня 2018 року в Нікополі

11 квітня 2018 року в Нікополі відзначили ...

11 квітня у Снігурівському відділенні УСВЖН

За багаторічною традицією 11 квітня в нашому ...
библиотека 288 сш 013

Зустріч з київськими учнями до Міжнародного дня визволення в’язнів фашистських концтаборів

Голова Спілки Маркіян Дмитрович Демидов, колишній малолітній ...
2018_04_12_zystrich_zybok_52

«Я не хочу, щоб діти плакали знову»

«Я не хочу, щоб діти плакали знову» Ці ...
IMG_20180411_105751

11 квітня в Україні і усьому світі відзначають Міжнародний день визволення в’язнів фашистських концтаборів.

Міжнародний день визволення в’язнів фашистських концтаборів відзначається ...

У Бабиному Яру вшанували пам’ять жертв нацизму

http://podrobnosti.ua/media/videos/2018/4/11/novosti-za-2018-04-11-1745_7b38744c37daeeb7b38a368a0fa3192b.mp4 Сьогодні Міжнародний день визволення в'язнів нацистських концтаборів. ...

В Україні вшанували жертв нацистських концтаборів

http://podrobnosti.ua/media/videos/2018/4/11/novosti-za-2018-04-11-0900_cbef4e02ba57bb76fa0c3e08f7a04e6a.mp4 Сьогодні відзначають Міжнародний день визволення в'язнів нацистських ...
295697_1

Вітаємо з 8 березня!

Шановні жінки Української спілки в’язнів-жертв нацизму!    ...
Останні записи